top of page

Некогда болеть!

Так уж получилось: с 15 по 18 декабря в Лиме (и на всем побережье Перу) было солнечно. И если 15-го декабря было +25, то 18-го, в день моего вылета домой, солнце нагрело термометры до 28 градусов. В +28 по Цельсию я вошел в самолет, который через 13 часов приземлился в Амстердаме. В Амстердам самолет опоздал. Моя обычная вылазка в центр Амстердама накрылась… «Ну, и не очень-то и хотелось… после Перу:)» — думалось мне.

До вылета в Варшаву оставалось 3 часа. Протусовался эти три часа в навязывающем рождественские скидки амстердамском Скипхол…

Вылетел в Варшаву. Особой разницы в температурном режиме (самолет-аэропорт-самолет) не заметил. Тепло везде. Не жарко, но тепло…

В Варшавском аэропорту уверенно взял такси и направил его к центральному автовокзалу. У меня имелась «точная» информация, что в 00:30 отходит автобус на Вильнюс. Таксист привез меня на автовокзал в 23:15. Привез, рассчитался и уехал.

Выхожу из машины. В летней одежде (куртка, в которой я ходил на Мачу Пикчу, летние джинсы). Огромное табло демонстрирует Варшавское время (23:15) и температуру воздуха (-23). Автовокзал закрыт наглухо. Людей нет. Машин никаких нет. Пусто, как будто в Польше испытали нейтронную бомбу. Ни души. И ни одного открытого заведения… Тишь!

В округе ни домов, ни улиц: какие-то автомобильные трассы и развязки. Через 3 минуты мне показалось, что я сплю. Через 5 минут мне показалось, что я просыпаюсь. Но очень неуверенно. Уши, нос, руки, ноги – все парализовало холодом. До вильнюсского автобуса больше часа. Зайти некуда. Остановить такси негде. Ситуация приобретает сюрреалистический оборот. Но мне не до Дали и не до Босха. Через 10 минут я начинаю по-настоящему замерзать. Прилипающие к коже ресницы хлопают (и не взлетают!) в удивлении.

Направляюсь, что называется, куда глаза глядят. Вперед…

Где-то за автовокзалом, маленькое, неприметное заведение. Внутри горит свет. Многообещающая цифра «24» и какие-то иероглифы вталкивают меня в «заведение»…

Странный посетитель (это я: в летней курточке, тонких, почти парусиновых джинсах, летних кроссовках с огромным туристическим рюкзаком) со странной походкой (окоченевшие ноги) подходит к барной стойке. За стойкой, в утепленной дутой куртке с меховым воротником стоит вьетнамец. Сюрреалистичность ситуации намекает мне на то, что кажется, Аяхуаска продолжает действовать. И сейчас появится Шаман Лоренсо. И выведет меня отсюда…

В своей версии я стал убеждаться тогда, когда вьетнамец отказался понимать по-английски, по-испански по-литовски и по-русски. Он говорил по-польски. — Цо пан хцэ? — было сказано вьетнамским лицом. — Пшепрашэм, едно «Живец» — с трудом сформулировал я. И добавил: «Дзенькуе бардзо»

Кроме пива в этом странном заведении ничего не было.

Надо сказать, что «заведение» было забито до отказа. Так, что мне пришлось искать свободный столик. За столами, в густом сигаретном дыму («В Европе ведь запрещено курить в заведениях!!!» – шептало мне отмороженное сознание) сидели бомжи. Они-то хорошо подготовились к морозам. Закутанные в шубы, шарфы и каких-то кошек, за столами сидели и бухали представители люмпен-интеллигенции, как мог бы, пожалуй, их охарактеризовать Ленин. Мое, отгаллюцинированное холодом сознание в этом собрании рассмотрело даже Дзержинского. «Господи! Только не это!» — кричали субличности). Они пили пиво, какие-то лосьоны, разбавленные тем же пивом. Какая-то компания за столом горланила польские патриотические песни под гитару. Какие-то одутловатые бабульки пытались играть с судьбой, забрасывая (видимо) последние злотые в одноруких бандитов. В общем, ночная тусовка жила. Все это напомнило знаменитое заведение, в котором, скорее всего, однажды побывал Тарантино, но с той лишь разницей, что в Мексике морозов не бывает, а здесь пар шел изо рта…

Понятно, что я выгодно отличался от бомжей! У меня не было ни теплой куртки, ни шарфа. Думаю, они смотрели на меня сочувственно. Думаю даже, что их намерения в отношении моего перспективного рюкзака были компенсированы моей летней одеждой. И когда в заведение зашли шестеро, откровенно хрестоматийных: бритоголовых, громких, угрожающе вежливых джентльменов, их выбор пал на соседний столик: на ребят наехали (не понимая по-польски, я понял это на другом, эмоциональном уровне). На странного, дрожащего от холода посетителя они не обратили внимания. Мне казалось, что я сплю…

А мне-то надо было продержаться всего час. И неважно, что температура в заведении не превышала 0 градусов…

Но автобус на Вильнюс не пришел. Я выбегал из «заведения» несколько раз. Бежал через площадки. Подбегал к автобусам: все зря.

В час ночи я понял, что автобуса не будет. Не то, чтобы я очень расстроился. Скорее я задумывался о том, почему Аяуаска так долго не отпускает!? И, почему так холодно?!

Мне казалось, что все, что происходит – просто галлюцинация….

Выскочив в очередной раз навстречу автобусу, я заметил проезжающее такси. Понятно, что характер моих телодвижений и маханий руками убедил варшавского таксиста в том, что перед ним самый нужный клиент. Он нехотя остановился. Как-то я сумел объяснить ему, что мне нужна гостиница. Он охотно вызвался помочь странному человеку, утроив, правда, гонорар за услуги. (Утром я ехал на автовокзал на такси из гостиницы за 30 злотых). Мудрый таксист пообещал за 100 злотых доставить меня до ближайшей гостиницы. Грех на него жаловаться – видели бы вы меня…

Проспав в гостинице 3 часа, в 5 утра я выехал на вокзал. Действительно, все автобусы в Вильнюс ходят по утрам. Мне просто дали неверную информацию…

В 6:30 я уже сидел в теплом автобусе, направляювшемся в Вильнюс.

Но разговор, собственно, не об этом. Я хотел сказать, что ситуация, в которой я оказался, любого другого свалила бы с ног (имея в виду перепад температур от +27 до -23). Я приехал в Вильнюс почти без симптомов простуды. Так… Легкий насморк:)

И только организм мой собрался нормально поболеть, как вдруг – семинар в литовском городе Друскенинкай. И я выехал в этот обаятельный, милый городок для того, чтобы провести Мастер-Класс удивительным людям… И, никакой болезни.

А потом, когда мой организм мне сказал, что, мол, хватит, дай уж поболеть, в Москву из Киева прилетает Геннадий. На индивидуальный 4дневный мастер-класс. И организм опять не чувствует никаких недомоганий. Это учитывая московские морозы, перепады и период адаптации организма после смены часовых поясов.

И вот!!! Наконец! Сегодня!!! Когда этот семинар закончен, а до следующего еще есть несколько дней, ура!!! Ура!

Сегодня: это характерное першение в горле! Эти зачатки высокой температуры! Это легкое бросание то в жар, то в холод. Потоотделение. Легкая вата в голове! Этот насморк, наконец!!! Ну, наконец-то, немного можно дать организму оттянуться!

Давай уж, приболей на день-два. Порадуйся этим соплям, туману в голове, температуре и всем этим дурацким гриппозным симптомам. Давай, дорогой. Ты так долго этого ждал! Отпускаю….

Но!!! Ненадолго!:)

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Comments


bottom of page