top of page

«Моя жизнь в гипнозе» 43 года (2007/2008)

«Ой! А это вы ведете передачу про гипноз!? Скажите, а там всё правда? Что вы говорите?! Не может быть! Ой, а можно автограф?»

Спускаться в  московское метро стало делом затруднительным.

Приятно, конечно, когда вас узнают, но…

Но я в подобных ситуациях  всегда чувствовал какую-то  неловкость, смущался, лепетал что-то невнятное и пытался как можно быстрее скрыться.  Вскоре я научился укутываться в шарф и прятаться за поднятый воротник пальто.  Ближе к ноябрю о метро пришлось забыть и пересесть на такси. Вот она, волшебная сила телевидения.

Ящики электронной почты были забиты письмами. Отвечать я не успевал. Да и отвечать, по сути, мне было нечего. Все хотели встретиться или попасть на прием. Какой прием?!

К этому я оказался не готов. У меня не было ни офиса, ни понимания, по каким вопросам я мог бы принимать желающих. И, самое главное, у меня НЕ было ощущения, что я упускаю какой-то «свой шанс», о котором намекали все вокруг. До сих пор я уверен – никого шанса я тогда не упустил.

После окончания съемок «Гипноза», я чувствовал себя болезненно  уставшим. Съемочный процесс  отобрал все мои, накопленные в экспедициях, силы. Не восстановили эти силы даже две недели, проведенные на Кипре, в уютном городке Лимассол.

Где-то, глубоко внутри образовывалась какая-то холодная пустота. И непонимание.

Что же дальше-то делать?

Переезжать из Вильнюса в Москву? Продолжать заниматься экспедициями? Пытаться организовывать концерты в России, пока телевидение рекламирует эстрадный гипноз?

Мысли, желания и намерения запутывались в тугой неразрешимый клубок. Клубок был какого-то тёмного цвета.

Всепроникающая энергетика Москвы, безусловно, корректировала ход мыслей. Позже я стал понимать, что в мегаполисах человек, просто-напросто, обречён быть заложником специфических энергетических воздействий.

Самое неприятное во всём этом  —  это иллюзия ясности мышления. Вам кажется, что вы думаете и рассуждаете здраво и адекватно. Но энергетика больших мегаполисов – это крепкие, невидимые когтистые лапы, которые сжимают  ваши мозговые извилины  и гипнотизируют всю вашу  суть. Всё ваше «Я».

Эти лапы, или лапки,  просверливают тонкие отверстия в скорлупе вашего психического поля. В эти отверстия проникают тоненькие хоботочки, являющиеся продолжением головы  амебоподобного темного желеобразного существа. В проделанные отверстия впрыскивается ядовитая, мрачная субстанция, заражающая человека невидимым вирусом.

Именно этот вирус способствует развитию  синдрома «чувства собственной важности» — трудноизлечимой болезни жителей большинства мегаполисов . И пока монстр внушает редакторам новостных каналов байки про птичий, свиной, лягушачий, змеиный и кенгурячий грипп, вирус ЧСВ расправляется с серым веществом населения.

С этого момента вашей энергии будет хватать только на выживание. На поддержание и развитие энергетического  уровня ваших несостоявшихся субличностей, о которых вы даже и не знаете.  Все накопленные и приобретенные излишки вашей психической Силы будет пожирать огромный амебоподобный невидимый монстр, парящий над городом. Он живет за счет вас. И благодаря вам в том числе. Но ругать его не стоит. Если бы не он, вас бы не было. Расслабьтесь.

Из Москвы я уехал в Вильнюс. Мне необходимо было успокоиться, привести свою психическую структуру в порядок и, наверное, просто отдохнуть. Мне казалось, что парк «Вингис» — это именно то место, где я смогу разобраться со всем тем, что со мной произошло. Мне казалось, что достаточно будет окунуться в творчество Боба Марли, и всё пройдет.

После съемок телепрограммы, и неожиданно свалившейся на голову популярности, родной Вильнюс казался мне провинциальным, скучным и вялотекущим городком. Жизнь, казалось, здесь остановилась. Это были очень странные, незнакомые мне чувства и ощущения. Ритм литовской неторопливой жизни, почему-то угнетал, и действовал на нервы. Еще и погода!

Это был серый,  унылый конец ноября. Когда уже холодно, когда уже темнеет рано, но снега еще нет. Небо затянуто тучами, и хмурится, с утра до вечера. Что-то серое,  печальное и густое  обволакивает город. Холодные дожди, промозглый ветер, голые, с растопыренными пальцами веток  деревья, иногда мокрый снег с утра, тающий к вечеру. И ощущение приближения неминуемой, такой же серой и безрадостной зимы. Да еще полнолуние в придачу. У природы – осенняя депрессия.

5-го декабря, подняв воротник куртки, чтобы защитить себя от порывов ветра и неприятного, холодного дождя, я брёл по проспекту Гядеминаса. Неуютный вечер  нахмуривал уже свои тёмные брови. Морось. Зонты. Силуэты людей в неоновом свете.

Я люблю бродить по Вильнюсу. По старому городу, где прошло мое детство; по центральной части, где в такое время года, и в такое время суток, прохожих, практически, нет. Бывают такие, пронзительно печальные дни в Вильнюсе, что хочется либо умереть, либо сойти с ума. Те, кто там живет, это знают.

Не спеша,  я бреду  пешком домой. По проспекту Гядеминаса  собираюсь  дойти до площади Лукишкес (бывшей площади Ленина), и по улице Тауро дойти до Витянё.

Свернул  зачем-то на Йогайлос…

Зачем свернул? Дождь?

Совсем стемнело. В моросящей холодной матрице дождя, мерцающая голубым неоновым светом вывеска выпендривала восхитительное, голубосияющее гало. Я просто зашел в агентство.  Погреться?

— Вы не могли бы посмотреть самый ближайший рейс.… Ну, скажем, например, до Мехико? Это столица Мексики – зачем-то уточнил я.

— Секундочку. Присядьте, пожалуйста. Сейчас посмотрим… Ближайший рейс. Мексика.  Так, так, так — мужчина профессионально щелкал по клавишам компьютера. Я присел.

— Система показывает: ближайшее, если вас устроит, есть на послезавтра, на раннее утро через Амстердам. Вылетаете послезавтра. Восьмого декабря будете в Мехико-Сити. Стоить это всё будет…

— Я лечу. Оформляйте. Данные паспорта? Пожалуйста – я слегка удивлялся, наблюдая ситуацию со стороны.

Из агентства я вышел с авиабилетами  и, неожиданно, в прекрасном  настроении. Таких резких изменений в настроении я раньше за собой не замечал.

Быстрым шагом, улыбаясь неизвестно чему, я спешил домой: надо было набросать список необходимых вещей. На всё про всё, у меня – один день.

Интеллект  за моими действиями не поспевал. Что-то могущественное заблокировало рациональный аспект психики.

Легкий ужас охватил меня в гостиничном номере в Мехико-Сити, где я оказался странным образом так, как в свое время,  Степа Лиходеев  в Ялте.

«Вот блин, полнолуние! Погулял по Вильнюсу! Куда я приехал?! Зачем?! Что мне здесь делать?! Боже! Какой же я дурак!» — такие мысли приходят обычно от усталости после длительных перелетов в незнакомые страны. Это было мне знакомо. Я очень устал. Спать, спать, спать…

К поездке я не готовился, все произошло быстро, спонтанно и неожиданно. Все, чем я располагал, приехав в незнакомую для меня страну, был странный текст, скопированный перед отъездом из какого-то англоязычного ресурса:

«…A vision almost completely lost for modern men. But it is not easy to meet Wixarricas in Real de Catorce although not very far from here, in the lowlands of Catorce they come to look after the «Deer», the hikuri or peyotl that grows there. A mystery that has been an inexhaustible source of culture and life for many tribes in the vastness of the arid America.

A gift from the gods that deserves appreciation and thankfulness. The life of the Wixarrica, the Raramuri and others wouldn’t be what it is without this sacred Deer. It is not that the sacredness can be restricted to a particular land, but rather it is only the acknowledgement of the qualitative space, of the space with a soul, the acknowledgement of the space as something more than just data and coordinates».

Что все это значило, я не очень понимал.

«Я»?! – думалось кем-то. «Кто это такое – твоё «Я»?!

Из дневника: 08 декабря 2007 г.

«Сейчас 6 утра. За окнами темно. Город еще спит. Города-то я так и не увидел! Прилетел в Мехико — было уже темно. Взял такси. Повелся на предложение таксиста поселиться в предложенной им гостинице. На флаере нарисовано 4 звезды. Поселился. На одну звезду потянет. В Перу за такие гостиницы берут 10 баксов. Здесь взяли 40!

6 утра по местному — это 2 часа дня в Вильнюсе. Понятно, что не спится. Подожду, пока рассветет, и пойду смотреть Мехико-Сити. Говорят, самый большой городок на Земле. 25 миллионов жителей.

Да! В ходу здесь Песо. Отношение к доллару примерно 1:10. В Мехико собираюсь пробыть дня 2-3. И потом в путь. По настоящей Мексике!»

Утром выглянуло солнце, зазвучал своими урбанистическими звуками город, от вчерашней депрессии не осталось и следа. К утру у меня созрел план действий. Я позавтракал, сел в такси и поехал в центр. Без труда я нашел книжный магазин, где за 50 долларов в эквиваленте, приобрел толстенный путеводитель «Мексика» от Lonely Planet. С тех пор, кстати, ни в одну страну я не езжу без путеводителя от Lonely Planet. И это не реклама. Это – констатация.  На мой взгляд, ничего лучшего в области «путеводительства» придумать уже невозможно.

Приехав в гостиничный номер, я набросал приблизительный маршрут своего предстоящего путешествия. И пошел бродить по улочкам Мехико-Сити.

Из дневника: 09 декабря 2007 г.

«Съездил вчера на главную (говорят, что вторую по величине в мире) площадь Мехико Сити — Zocalo. Там величественный  Кафедральный собор и… каток. Мексиканцы толпами катаются на коньках. В тридцатиградусную жару. Неожиданно.

Побродил по историческому центру и отправился в знаменитый музей антропологии. Тот, по которому любил бродить Кастанеда. Осмотреть за день полностью музей антропологии невозможно. Если только бегом. Примерно так же, как Эрмитаж.

Пообедал там же, в ресторанчике. Официанты гоняют вездесущих белок, которые, не стесняясь, запрыгивают  на столы посетителей. Ближе к вечеру стали упорно слипаться глаза:  до полной адаптации к смене часовых поясов еще далеко».


Антропологический музей


Из дневника: 10 декабря 2007 г.

«Вернулся с пирамид Теотикуакан. Вот коротко о них:

«Теотиуакан» в переводе означает «место, где рождаются Боги». Расположен комплекс  в пятидесяти километрах на северо-восток от Мехико Сити. Вдоль всего города, на протяжении двух километров,  проходит Аллея мертвых. Она ведет к двум основным пирамидам — Солнца и Луны. Высота пирамиды Солнца -70 метров, а пирамида Луны ниже. Она окружена двенадцатью храмовыми платформами.

Возможно, я выбрал неудачный день для посещения этого места. Воскресенье. Выходной. Народу было — тьма! И главное,  в основном все мексиканцы. Все они толпами поднимались на пирамиду Солнца. Утверждают, что на ее вершине можно зарядиться космической энергией, и все желания тогда сбываются.

Какие-то дети плакали и блевали, какие-то толстые тетки задыхаясь, падали на колени. Но всё равно, несмотря на испытываемые мучения, все медленно поднимались на вершину. При этом солнце в зените и температура воздуха, думаю, за 40.

Помедитировал на пирамиде Луны. Подзарядился вместе с мексиканцами на вершине пирамиды Солнца. Прошел по «Аллее мертвых». Благо, жив.

Думаю, все эти развалины, включая перуанский Мачу Пикчу, теряют свои энергетические свойства от такого количества посетителей. Вообще, все это похоже на бизнес. Спускаясь с пирамиды Солнца, подумалось о Иешуа, который  в свое время разворотил торговые лавки в храме.

Торговцы всякой сувенирной всячиной в Теотиуакане откровенно задолбали! Как можно ощущать «энергетику мест», когда на каждом шагу тебе пытаются всучить всякое «искусство», да еще в свои дудки дудят…

Да еще эти толпы!

Короче, не любитель я таких «мест Силы». Хотя грандиозность сооружений впечатляет. Хотел бы я побывать в таком месте один. Совсем один. И ночью. Но это, увы, запрещено.

В ближайшие дни мне хотелось бы попасть в городок со странным названием Real de Catorce . Произносится как Реал де Каторсе, что может означать, что-то вроде «Четырнадцатой Реальности» или «Четырнадцатого рыцаря».

Для этого мне предстоит сделать много переездов. Завтра утром поеду в город San Luis Potosí. Это далеко от Мехико. Далее, мне надо будет перебраться в городок Matehuala, и уж только оттуда я смогу попасть туда, куда наметил: в городок Real de Catorce.

Скорее всего, я пропаду на некоторое время из интернет пространства. Боюсь, что в этих местах с интернетом туго. И уж тем более, его нет в пустыне Вирикута, куда я собираюсь…

P. S. В моем гостиничном номере телевизионный пульт направлен на телевизор, и приклеен к тумбочке. С таким изобретением я встречаюсь впервые.

P. P. S. Зашел в магазинчик.  Ребяты! Да здесь текилы – сортов 25! Выбрать просто невозможно. Национальная гордость! Выбрал «Tequila Reposado – el Jimador». Оказалось, текилу раньше я не пробовал!  То есть, пробовал, конечно! Но то, что у нас продают как текилу – это не текила».

До Реал де Каторсе я добирался более двух суток автобусами. Других вариантов нет.

Реал де Каторсе – это самое загадочное место из всех, где я бывал. Не покидало ощущение, что это специально оборудованный съемочный павильон, в котором должны снимать что-то фантасмогоричное в стиле арт-хаус. Либо Ходоровски, либо Тарантино, либо Тарковский.


Real de Catorce


Пустынные улицы, полуразрушенные дома, кактусы, палящее солнце – чудесная натура для съемок фильма о приключениях дона Хуана и антрополога Карлоса. Ян Кунен мог бы смело здесь снимать продолжение «Блюберри».

Загадочные индейцы Уичоли исполняют странные танцы под барабанный бой. Но зрителей нет. Да и жителей в этом городке, практически, тоже нет. Старинная гостиница в полуразрушенном здании. Маленький, в колониальном стиле, балкончик. Такое ощущение, что вы проснулись в странном осознанном сновидении.

Из дневника: 12 Декабря 2007 г.

«Real de Catorce. Когда сегодня я сюда попал (вчера ночевал в городке Матеуала), я подумал, что оказался в другом мире. Впрочем, видимо, так оно и есть. От внешнего мира это местечко отделяет грубо прорубленный в скале 2-х километровый туннель. Обычный автобус туда не пролезает, поэтому перед туннелем все выходят из рейсового автобуса, и пересаживаются на более мелкий местный автобусик.

Это — земля индейцев Уичолей (Huichole Indians). Это – странное место. Возможно, фотографии передадут эту странную атмосферу. Ощущение, что я в другом Мире, не покидает меня до сих пор. Здесь есть вода. Электричество. И даже интернет! Но что-то подсказывает мне, что все мы здесь очень далеки от так называемой Цивилизации.

Поселился я в приличной гостинице. Фотки номера прилагаются. Со мной в автобусе ехали европейцы. Бельгийцы, и какие-то америкосы. Сразу же местными амигосами был организован тур на лошадках. Туда, где индейцы Уичоль проводят свои церемонии, посвященные пейоту. Здесь это не скрывается. Это культурная традиция. Пейот (Хируки, Мескалито) – священен. На вершине горы Эль Кемадо (El Quemado) находится ритуальный алтарь для Митоты. Также, небольшой домик для пожертвований Мескалито. Повторяю, здесь все это священно. Ко всему относятся серьезно.

Вернулись к обеду.

Что я замышляю? Хочу завтра, часов в 7 утра отправиться к горе Эль Кемадо пешком. Спуститься с северной стороны в пустыню Вирикута, которая простирается до горизонта, и попытаться найти священный кактус.

Боже! Я посмотрел, в какой обуви я приехал! Мне явно цивилизация мозги отбила!

Обувь – ни к черту. Здесь ничего не продается. Искал полдня. Увы. Если ЭТО найду, придется остаться в пустыне.

 Если успею вернуться к вечеру, будет здорово! Нет, останусь ночевать в пустыне. Но, не готов ведь! Ни палатки, ни теплых вещей, ничего! О чем я думал, идиот?!

Все не просто.

Уичоли сегодня с 5 вечера устроили по городу шествие. Оно продолжается и сейчас. Они ходят и ходят. Стучат в барабаны. Под окнами ходят. Что всё это значило бы?

Местный амиго заверяет, что город абсолютно безопасен (в смысле криминала). Не сомневаюсь (тьфу, тьфу, тьфу). Куда с «подводной лодки деться?» Туннель ведь!

Оказалось, я неплохой caballero, учитывая, что второй раз в жизни сидел на лошади».


Real de Catorce


Из дневника: 13 Декабря 2007 г.

«С утра пошел на священную гору Уичолей –Эль  Кемадо. Как ни странно, перепутал дороги. Заблудился. В результате потерял несколько часов. Подъем тяжелый. Не вулкан Котопакси, но все же. В 10 утра уже начинается пекло. На вершину взобрался к 12 дня. Катастрофически поздно, чтобы спускаться в пустыню. Спуск часа 2, подъем обратно, понятно – все 4. В общем, передумал я с пустыней. Тем более, теплых вещей нет, палатки нет, обувь не та. Не испугался, а именно – передумал.

В пустыне температура ночью падает до 5-8 градусов. Пустыня огромная. Мест, где растет Хикури, я не знаю. Надо искать, а стало быть, идти очень долго. В любом случае, надо было бы ночевать. И, возможно, не одну ночь. А это, в моем случае, проблематично. Отложил я, в общем, Митоту на следующий раз. Вернулся в Real de Catorce ближе к вечеру. Устал дико. Ноги болят. Прошлялся по горам километров 15-20. Обгорело лицо. От очков белые полоски. Лицо горит.

На вершине Эль Кемадо зарядил свой магический кристалл. Сам тоже, наверняка, зарядился. Обнаружил на горе еще с десяток ритуальных мест для проведения пейотных церемоний индейцев Уичоли. Везде оставил маленькие жертвы духу Мескалито. На будущее.

В городке каждый день проходят всевозможные шествия под бой барабанов. Ходят в основном дети в ярких индейских одеждах. Весело люди живут.


Real de Catorce


Пиво мне в Мексике не нравится. Какое-то оно все водянистое. Никакой насыщенности и вкусовой гаммы. Сортов много, а толку мало. Вот в Эквадоре один сорт пива, зато нормальный. А здесь разве что, только «Корону» можно пить. А я ее не очень-то и люблю. Правда, в кафешках подают ее прикольно: выжимают на дно бокала 3-4 лайма, немного соли кладут и заливают «Короной». Странный, но приятный вкус. Попробуйте.

Кухня, понятно: мексиканская. Хорошая. Острая. Как я люблю.

Завтра утром уезжаю. Сначала в Матеуалу. Отсюда только туда автобусы ходят. Потом в Сан Луис Потоси. И оттуда в Мехико. Надеюсь к ночи добраться. Если повезет, поеду сразу ночью в Оахаку. Очень не хочется в Мехико останавливаться. Не люблю мегаполисы. Особенно такие. Грязные и криминальные.

На фотках: на вершине горы Кемадо, места для пейотных церемоний, странные сооружения для них же, вид с вершины на пустыню Вирикута, шествия в городке, ну и кактусы, кактусы, кактусы…»

 Из дневника: 14 Декабря 2007 г.

«Встал в 8 утра. Автобуса не было!


Real de Catorce


Мало того, что я прошагал пешком с вещами 2 километра в пугающем темном туннеле, так автобус с той стороны отправился только в 12 дня. Короче, весь день сегодня на колесах. В самом прямом смысле. В 12 выехал из милого сердцу городка, и только в 21:00 прибыл в Мехико.  Почти 800 километров  в автобусе! От идеи еще проторчать в автобусе 12 часов отказался. Приехал в гостиницу в Мехико. Отдохну, и завтра продолжу свой путь.

Сейчас почти 12 ночи. Отужинал в гостинице, чтобы не париться в ночном Мехико по поводу еды. Сплю».

Из дневника: 15 Декабря 2007 г.

«А-а-а-а-а-а-а-а-а! Держите меня! Чудесный! Супер! Фантастика! Е-е-е-ес! Ап-ап! Уау!  О-о-о-о-о-о! Ничего себе! Нифига себе! Сойти с ума! Ы-ы-ы-ы-ы…

Что со мной, спросите вы? Да все в порядке! Просто я приехал в Оахаку. Столицу одноименного мексиканского штата. И влюбился в этот город! С первого шага! С первого взгляда! С первого… Уау!

Никогда еще в моих путешествиях город, в который я приехал, не вызывал столько эмоций и чувств. И это, учитывая то, что когда я вышел из гостиницы, было уже темно. Здесь темнеет в 6 вечера.

Какой милый, обаятельный городок. Точнее, его «исторический центр». Живу в двух шагах от площади Zocalo. В мексиканских городах, очевидно, все главные площади носят название Zocalo. Так же, как в Перу все главные площади везде — Plaza de Armas.

Гостинице, в которой я живу – 200 лет. Она осталась такой же, какой была 200 лет назад. В номера внесли телевизоры и поменяли унитазы. А так, все по-прежнему.

Вот только что я сделал часовую вылазку в старый город. Шел и улыбался. И улыбались мне прохожие. Видимо, чувствуя, что я влюбился.

Конечно же, завтра будут фоты. Но они не передадут атмосферу, которая присутствует здесь. Атмосфера тихой радости, достоинства, праздника и счастья… Ой! Уже несет меня. Влюбленность!

Вот был вопрос по поводу того, что я чувствую в путешествии(ях). Трудный, кстати, вопрос.

Когда-то (в 1995 году) я понял, что я – не просто Шаман. Я, именно — Странствующий Шаман. Тогда мне стало ясно, что я живу — когда иду. Когда куда-то двигаюсь. Когда стою на месте, соответственно, я не живу.

И с той поры, когда я это осознал, я стараюсь не стоять. Стараюсь идти. И иду.

Все мои путешествия, вылазки, поездки носят очень прагматичный характер.

Я работаю с собой. Я пытаюсь отвечать на вопросы, которые себе задаю. Вопросов много. Озвучивать их не стану. Незачем. Они относятся к той области, которую люди привыкли называть словом «философия». Для меня нет никакой философии, и я ее не люблю. Для меня есть жизнь. Моя уникальная жизнь. И если я не отвечу себе на вопросы, которые она (жизнь) мне задает – в чем тогда вообще смысл? И это далеко от философии. Я всегда повторяю: если «философия» оторвана от жизни – нафига такая философия вообще нужна?! Сдать экзамен?

Я путешествую один не потому, что хочу «убежать от себя», как думают некоторые мои друзья. Я хочу не увлечься теми религиозными, социальными и мистическими программами, которыми так легко увлечься, имея только один открытый канал восприятия. Канал слов. Мне кажется, и я себе это подтверждаю, что многие вещи ускользают от истинного восприятия только потому, что мы часто отдаем предпочтение какой-то теории, мысли, концепции. Я стараюсь освободиться от чьих либо концепций. Как? Именно так, как я делаю.


Оахака. Мексика


Мои путешествия – это «сдвиг точки сборки». Это преодоление. Выход за рамки. Это сложная работа. Работа с собой. Это всегда преодоление!

Что я чувствую, когда приезжаю или прилетаю в незнакомый город, в незнакомую цивилизацию?

Страх! Прежде всего – страх!

Дальнейший смысл всего – в его преодолении. В преодолении страха.

Понятно, когда все организовано, бояться нечего. А вы попробуйте приехать в незнакомый город на другом континенте, когда темно. И когда вы знаете, что таксисту не скажете эти магические слова: «Mariott» или «Holliday Inn».

К чему я?

Да к тому, что Сила, о которой дон Хуан говорил – это не «старуха с клюкой». Накопление Силы возможно лишь в преодолении. В преодолении себя. В ПРЕОДОЛЕНИИ!

Вот тогда-то и появляется эта самая Сила. Не от дерева, не от алтаря, не от креста золотого, купленного за 1000 баксов, не от взмахов палочки волшебника, а от преодоления себя!

Преодоление себя – это очень индивидуальная техника. И обманывать себя не надо. Змеи, пауки, высота, «муж-алкоголик» — у каждого свое. Но вы ЗНАЕТЕ – ЧТО это. Прекрасно  знаете.

Собственно, вот та часть айсберга, которую я готов открыть. Пока .

И если мой пример покажется кому-то эффективным и близким – Adelante!

А пока пойду, погуляю по городу, в который я так внезапно влюбился».

Из дневника: 16 Декабря 2007 г.

«Весь день сегодня – я в Оахаке. Наслаждаюсь. Вчера попробовал Мескаль (Mezcal). В полной уверенности, что это что-то типа текилы, я выпил полбутылки. В напитке  43 спиртовых градуса. По мне – легкая  доза. Выпил с удовольствием, и пошел в город. И там меня неожиданно и накрыло фантасмагорическим одеялом!

Не знаю, отчего свойства Мескаля так не похожи на свойства обычного алкоголя. По действию – похоже на Абсент или марихуану. В бутылке плавает гусеница. Может, всё дело в ней?! Есть ее не стал: вдруг ей повезет, и она превратится в бабочку?

Оахакский базар: молчу. Не передать. Там надо побывать.

В Оахаке я хотел бы остаться навсегда, не будь я Странствующим Шаманом.

В гостинице бассейн. Понимаете? Блин, как здесь хорошо!

Завтра еду в Монте-Албан. Это развалины такие. Для меня очень важные.

Послезавтра лечу Оахака – Мехико – Вильяэрмоса. Чтобы, наконец, добраться до Паленке. Катастрофически не хватает времени. Чтобы с чувством Мексику посмотреть, выделяйте месяца два, не меньше. Впрочем, лучше три. Тогда 50% от того, что надо увидеть – увидите. А себе, увы, я отпустил так мало времени.

P. S. В стакане одиноко лежит гусеница. Смотрю на нее, и понимаю: мало времени у нас. Можно так и проваляться всю жизнь на дне бокала».

Из дневника: 17 Декабря 2007 г.


Оахака


«Полдня провел в Оахаке. Гулял. Наблюдал. Город – праздник. Танцует, поет, живет…

Какой-то мужик сегодня носил по улицам тяжеленную лестницу. Подойдя с ней ко мне, он на полном серьезе предлагал ее купить. При этом долго уверял, что может уступить подешевле. Смотрел на него, и думал: он прикалывается или нет? Причем, странным образом мы повстречались с этим мужиком трижды в разных концах города. Может это знак? Может, надо было купить лестницу? Фотка мужика прилагается.


Мужик с лестницей


Потом был Монте Албан. Слова, увы, всё испортят…

Очень странный случай произошел. Точнее, это уже во второй раз. В первый раз я подумал, что может, я чего-то перепутал. А сегодня, вот, второй такой случай.

Начну с первого. Когда я во второй день своего приезда в Мексику бродил по Музею Антропологии в Мехико, не вспомню, в каком зале – кажется там, где Ацтеки, у меня настойчиво стал моргать индикатор заряда аккумуляторов в фотоаппарате. Фотик кричит, мол, скорее поменяйте батарейки. Ну, разумеется, второй комплект батареек у меня всегда с собой. Я подумал, пусть сам фотик уже отрубится, тогда и поменяю. Моргал индикатор очень настойчиво. Но фотик почему-то никак не выключался. После того, как я вышел из музея, моргания внезапно прекратились. Фотик продолжал нормально работать. Более того, он нормально работал вплоть до вчерашнего дня. С теми же аккумуляторами. Надо учитывать, что я фотографирую очень много. Здесь я размещаю процентов 5 от всего отснятого. И со вспышкой фотографировал, и зуммы постоянно делаю, и включаю-выключаю. Короче говоря, только вчера батареи разрядились. И вчера я установил новый, свежий комплект.

А сегодня, на вершине одной из пирамид Монте Албан индикатор снова заморгал. Настойчиво. Моргал все время, пока я был на пирамидах. Мол, заменяй батарейки!

И что бы вы думали?! Как только я покинул территорию Монте Албан – все моргания индикатора заряда прекратились! Да и понятно, ведь батарейки-то заряжены по полной.


Монте Албан. Мексика


Но вот что все это значит?! Не понимаю. Повторяю, это начинается тогда, когда я фотографирую либо высеченные в камне индейские рисунки, либо сами пирамиды.

Интересно, это у всех так, или только у меня? Никто ничего подобного не слышал? Самое главное, что рациональных объяснений у меня вообще нет. Если бы это не со мной произошло, не поверил бы, клянусь!

З. Ы. Разбил очки. Пришлось купить новые. Продажа очков была превращена в целую торжественную церемонию. Весело тут, однако!»

Из дневника: 19 декабря 2007 г.

«Не стану рассказывать, как я прилетел в город Вильяэрмоса, как со мной НЕ прилетел мой багаж, как я его ждал в аэропорту, вместо того чтобы ехать в Паленке. Не стану я рассказывать и про сам дурацкий, шумный и грязный город Вильяэрмоса. Что в переводе, кстати, означает «Красивое место». Никакое оно не красивое. Про то, как в нем пришлось ночевать и т. д. Не стоит это того…

Сейчас я нахожусь в волшебном, магическом месте. Это земля, на которой живут потомки цивилизации Майя. Волшебное местечко называется Эль Панчан, и находится оно в 5 километрах от мексиканского городка Паленке и 3-х километрах от знаменитого древнего города Майя – ПАЛЕНКЕ. Не путайте: есть новый, и есть древний Паленке. Я нахожусь почти посередине от нового и от древнего Паленке.

Место, где я живу — не город и не деревня. Это что-то типа комфортабельной турбазы в тропическом лесу. Вдали от дорог и цивилизации. Здесь нет магазинов, зато есть несколько прекрасных открытых ресторанчиков, окруженных экзотической растительностью. Вокруг меня джунгли. По ночам звучит дружный оркестр «Ночная сельва». Насекомые, птицы, обезьяны.

Стекол в окнах нет. Вместо них натянуты тонкие противомоскитные сетки. И в какое окно ни глянь, везде джунгли, джунгли, джунгли. Это – поистине волшебное, магическое место».

Из дневника: 20 Декабря 2007 г.


Паленке


«Кто постарше, наверное, помнят суперпопулярный документальный фильм «Воспоминание о будущем». Тогда, учась в 7-м классе, я посмотрел этот фильм раз 10. И запало в память на всю жизнь магическое слово – Паленке. И всю жизнь я мечтал посетить это место. И вот…

Вчера я ходил осматривать «руины» Паленке. Описывать ощущения сложно. Да и не нужно, потому как описаний этого места много, а ощущения, которые там можно испытать, все равно путем чтения черных букв на экране, не получить.

Паленке, наверное, одно из самых загадочных и грандиозных наследий Майя. Там надо обязательно побывать.

Можно пройти путь от Эль Панчан до древнего Паленке пешком. По пути можно познакомиться с магическими мексиканскими грибами, которые растут здесь со времен Майя. Надо войти в город, и не брать никаких «экскурсионных туров». Ни в коем случае! Информацию можно собрать потом, а вот ощущения уже не соберешь!

Надо просто бродить, не задумываясь, забираться на пирамиды, входить в храмы, уходить джунглевыми тропинками вглубь, и… прислушиваться к ощущениям. Надо плыть и растворяться в энергетике этого места. Надо вдыхать Силу и открываться волнам накатывающегося счастья. Надо лежать в траве, глядя в небо и удивляться неповторимой анимационной 3D графике облаков. Надо перестать обращать внимание на туристов, кричащих детей и гайдов, надо просто впитывать. Конечно, все впитать невозможно, но то, что входит – это Волшебство. Так я и сделал.

P. S. Не поверите, но вчера  я смеялся громко, вслух, не стесняясь посторонних людей!

Вы спросите, в каких обстоятельствах?

Рассказываю. Когда в одном из храмов я стал фотографировать вырезанные в камне рисунки Майя (две фотки прилагаются), индикатор заряда батареи снова стал настойчиво мигать! И мигал все то время, пока я эти рисунки фотографировал. Было смешно.

Разумеется, когда я стал снимать всякое другое, моргания индикатора прекратились. Сегодня снимал весь день – с аккумуляторами все в порядке».

Очень хорошо помню этот день. Я вышел из Эль Панчан и отправился по дороге в сторону Паленке. Буквально через минут 10 меня стали окликать потомки Майя. «Сеньор! Чампиньонес! Машрумс! Сеньор!»

Местные продавали магические грибы. Безусловно, я знал, что традиции, связанные с культом Грибов существовали на этих территориях задолго до появления испанских завоевателей. Это – местные грибы. Это – местные традиции. Это – их территория.

Я купил грибы. Они пахли джунглевым лесом и землей. Помню, я поднимался по раскаленной асфальтированной дороге под палящим солнцем, отправляя  гриб за грибом в рот, запивая водой из маленькой пластмассовой бутылочки. Когда до входа в комплекс Паленке оставалось где-то полкилометра, грибы начали действовать. Я зашагал быстрее, чтобы успеть купить билеты к пирамидам. Увы, грибы меня опередили.

Ощущения, которые я испытал в Паленке, находясь в Измененном Состоянии Сознания – непередаваемы. Я ощущал дыхание Земли. Линейность времени перестала для меня существовать. Рядом со мной, в виде колышущихся голограмм перемещались древние жители Паленке. Я слышал их голоса, они мелькали в проемах скальных пещер, они совершали таинственные церемонии. Я лежал в траве и смотрел на облака. Я переворачивался на живот, и сквозь густой лес травинок наблюдал за дыханием пирамид и необычных сооружений. Подошла огромная ящерица и стала пристально смотреть в мои глаза. Я никак не мог расфокусировать свой взгляд, чтобы видеть оба глаза ящерицы одновременно. Лицо (да, да, именно лицо!) ящерицы видоизменялось, как в пластилиновом мультфильме. Ящерица улыбалась, и, казалось, подмигивала мне. «Слышишь эти звуки?» — этот вопрос ящерица задала без слов. Это был даже не вопрос. Я просто понимал, ЧТО она спросила. «Это треск паутины времени» — ящерица, не мигая, смотрела мне в глаза. Медленно она развернулась и поплыла в сторону камней.

Я щелкнул кнопкой фотоаппарата.

И провалился в глубокий колодец травы. Я лежал и падал одновременно. Но страшно не было. Потом снова появились голографические облака. Я стряхнул с себя наваждение, приподнялся и посмотрел вокруг. Это был странный мир…

Посещение Паленке явилось для меня важным событием. Я будто бы побывал в прошлом. Не метафорично, а по-настоящему. Этот опыт, в дальнейшем, позволил мне научиться разделять реальности. Этот опыт позволил мне разрушить скорлупку «Мира Слов» и заглянуть глубже в сущее. Смерть существует только для нас, людей, живущих в матрице слов. А Вселенная, вместе с нами и нашим восприятием, всегда жива.

Из дневника: 22 Декабря 2007 г.

«Завтра покидаю Эль Панчан. Это, действительно, волшебное место. Не поехал я ни в Бонампак, ни в Ячитлан. Это тоже грандиозные объекты культуры Майя. Но это уже для меня перебор с руинами. Во-первых, я не фанат археологии. Во-вторых, столько сразу впитать невозможно. Да и не нужно. Я не исследователь майянской культуры. Оставил это удовольствие на следующий раз: когда кого-нибудь повезу по этим местам, оставим 2-е суток на посещение Бонампак и Ячитлан. А пока… к морю».

Из дневника: 25 Декабря 2007 г.


Isla Mujeres


«Isla mujeres — Остров женщин

Даже не знаю, как начать…

Согласно христианской концепции, мне, например, не суждено после смерти оказаться в уютном местечке под названием «Рай». Поэтому, Господь оказался настолько благосклонным, что пошел мне навстречу. Он устроил посещение этого местечка при жизни. Вот я здесь и оказался. В моем сознании происходят очень позитивные изменения. Надеюсь, это не будет звучать издевательски по отношению к герою, которого так замечательно недавно изобразил любимый Петр Мамонов, но всему виной – Остров.

Канкун – известный во всем мире курорт. Здесь всевозможные Мариоты-Хилтоны, бурлящая ночная жизнь, толпы американцев, дискотеки, бутики, гламур, дискурс, с-боку-бантик и прочий не пришей-рукав. От американцев уже тошнит. От гламурА с дискурсОм тоже. Насыщенная курортная жизнь «по высшему разряду». Это не по мне. Не любитель я всех этих гламуров и с-боку-бантиков.

Поэтому, не задерживаясь в Канкуне, я прямо с самолета пересел на скоростной паром и за полчаса добрался до небольшого острова. Небольшого острова в Карибском море. Остров называется – Isla Mujeres. В переводе это означает — «Остров женщин». Говорят, что здесь в свое время карибские пираты держали своих любовниц. Держали они, значит, держали, и вот, что из этого выросло.

Длина острова всего 8 километров. Ширина от 100 до 500 метров. Маленький уютный островок. В окне моего номера Карибское море по самый горизонт. В ресторанчиках, понятно, кухня преимущественно морская. Себиче де Камарон – здесь — полный привет! А рыба! Что за рыба!

Оказывается, на всевозможных открытках, рекламирующих Карибские курорты, по цветопередаче – всё – полная правда. Никаких «Фотошопов», оказывается! Видимо, всю эту картинку  делает белый кварцевый песок. Карибское море бирюзового цвета. Это —  ей богу, правда.

Здесь тоже америкосы, но их значительно  меньше, чем в Канкуне. Местные мексиканцы говорят по-английски. Но я, принципиально говорю с ними по-испански. Чтоб не быть похожим на этих грингос-амеров.  Ну почему они мне так не нравятся?!

Постоянное ощущение, что я в раю. Блин, неприлично даже! Все такие доброжелательные, приветливые, счастливые вокруг. Тьфу, тьфу, тфу, чтоб не сглазить».


Исла Мухерес


Из дневника: 27 Декабря 2007 г.

«Моя островная жизнь тихо продолжается. Здесь мне осталось быть совсем немного. Неизбежность скорого расставания придает каждому новому дню, по-хорошему, немного грустный  оттенок.

У меня уже установился определенный распорядок дня, и появились любимые кафешки. Так, например, Себиче де Камарон я ем только у тех рыбаков, которые держат свой ресторанчик на берегу моря. Там, я точно знаю: «Себиче» — самое вкусное.

Вчера я взял в прокат мотобайк. На весь день. Остров я объехал раз 5. Успел позагорать на разных пляжах. Успел сфотографировать самую восточную точку Мексики. А под вечер просто катался по этой деревушке. Не передать…

Стал уже разбираться в мексиканских блюдах. Уже не путаю Фахитос с Энчиладос. Правда, вчера, в одном местечке меня подклинило. Сбился, и стал заказывать «Фахито». Бармен переспрашивал «Фахитос де карне, о де пойо?»

— Упс! Но! Но, но  Фахитос, амиго! Мохито, пор фавор!

— Мохито?! Мохито, кларо! — примерно так ответил мне бармен.

Листья мяты. Их МНОГО! И они смешиваются с еще какой-то травой и кусочками лайма. Бармен все это долго перетирает деревянной ступкой вместе с сахаром и мелким льдом в бокале. А уж потом наливает в бокал известные ингредиенты. Вот это и получается Вкус! Настоящий Карибский вкус Мохито».

31-го декабря, вечером, я увидел аэропорт Амстердама «Скипхол» таким, каким не видел его никогда. Удивительное зрелище: аэропорт был пустым. Как будто кто-то применил нейтронное оружие, трупы были быстро убраны, а вы почему-то остались живы. Жутковатое, очень непривычное  зрелище. Через два часа, за два часа до Нового Года, я был в Вильнюсе. Мексика вернула мне силы и «вправила мозги».

В Москву, так в Москву. Силы были восстановлены, и я был готов. Несмотря на то, что я не представлял себе, где я буду жить, и чем я буду заниматься, я был готов. Понятно, я не был похож на Д’Артаньяна, приехавшего покорять Париж в свои 19 лет. Меня всё это не беспокоило нисколько. Москва, ну что ж!

Квартиру я снял в Москве двухкомнатную. У известного в определенных кругах исполнителя, который на тот момент жил в Германии. Исполнитель прекрасный, и я его творчество люблю. Поет он в жанре Шансон. Хорошо поет. Но, поскольку мы давно не общались, называть его имя я не стану.

В общем, снял я квартиру «на Чертановской». И началась моя жизнь московская. Странная, интересная и удалая.

Однажды приехал хорошо одетый, подтянутый и слишком хорошо выглядящий для нашего с ним одинакового возраста джентльмен.

Впоследствии, он приезжал достаточно часто. На «Бентли». За бирюзовым шедевром британского автомобилестроения останавливался огромный черный «Рэнджровер», в котором сидело четыре угрюмых, бритоголовых охранника.

При первой встрече, джентльмен протянул мне изящный плотный конверт.  Я заглянул внутрь. В недоумении  пальцем провел по острым краям купюр, поднял взгляд на собеседника, и услышал: «Понимаю, понимаю. Возможно, не угадал. Если позволите, будем считать, что это не за работу, а за то, что вы согласились встретиться. А по поводу дальнейшего, договоримся. Договорились?»

В конверте я обнаружил  5000 Евро.

Я не очень понимал Москву. Что-то было во всем этом очень тревожное и неправдивое. Мне всегда это не нравилось.

Джентльмен оказался очень доброжелательным и обходительным. Самые первые уроки о том, как надо жить в Москве, я получил именно от него. Все мои пылкие попытки вернуть хотя бы 4000 Евро за то, что я их «пока ещё не отработал», заканчивались лекциями о том, как надо жить в Москве.

Именно от него я узнал о «Деревне — Рублевке», о местных деревенских обычаях и удивительных праздниках. Я очень ему благодарен за эти уроки и наставления. В каком-то смысле, именно благодаря этим встречам, которые произошли внезапно, в самые первые дни моей самостоятельной жизни в Москве, я очень быстро вошел в ритм и приобрел необходимые свойства «оборотня».

Джентльмен исчез так же неожиданно, как и появился. Я уже понимал, что здесь так принято.

Появились желающие организовать мои гастроли. Я ожидал этого, и был к этому готов.  На март 2008 были запланированы концерты в Уфе и республике Коми. В Уфе я никогда не был. В Коми, в 90-е годы я успешно выступал, и был уверен, что гастроли пройдут успешно.

Как обычно, все получилось с точностью наоборот.

В Уфе я выступил успешно в огромном, сверкающем огнями клубе. Организаторы баловали меня башкирскими кулинарными  изысками и хорошей организацией гастролей. На остальное я не обращал внимание.

В Республике Коми не задалось как-то. В Ухте и Сосногорске висели огромные билборды с моим изображением. Собралось при этом, ну уж очень мало зрителей. Как ни странно,  ролик в Ютюбе, смонтированный из материалов, снятых в Ухте, по количеству просмотров побил все рекорды.


Гастроли в Коми


В этом ролике я начинаю свою обычную вступительную речь  со слов негодования. Повод был!

Перед входом в Дворец Культуры стоял человек в черном одеянии. Такие одежды носят служители Православной Церкви. Служитель  каждому из входящих выдает листовку. А в листовке очень длинный и витиеватый текст, сопровождаемый  православной символикой. И в тексте говорится о том, что если  обладатель листовки купит билет на концерт Домбровского, он может смело считать себя отлученным от Православной Церкви. Этот листок, разумеется, перед концертом принесли мне в гримёрку. Надо же! Как подготовились-то!

Я никогда не лез в чужую магию. Никогда не разоблачал, не критиковал и не претендовал.

И, разумеется, если человек верующий – пусть верит. Переубеждать – не мое дело. Но я же не стою у церкви с листовками только потому, что определенные вещи мне не нравятся?!

Я не против различных взглядов и описаний мира. Я против мракобесия. Я против лживых интерпретаций. Я против пропаганды трансовой логики! Я против пропаганды глупости! Я против психического насилия! Я против одурачивания тех, кто потенциально мог бы стать другим. Вот, против чего я обычно выступал и выступаю.

Религия – это то, о чем я постоянно говорю. Религия – это, прежде всего восприятие других планов бытия. Тех планов, которые нельзя  фиксировать  и изучать с помощью наших обычных органов чувств. Религия – это, прежде всего мистический опыт, а не разговоры о нем.  Как только религия переступает порог логико-вербальных ворот, она перестает быть религией, и становится инструментом воздействия на психику. Я против того, чтобы внушали что-либо психически неокрепшим, слабым людям! Я знаю, что такое гипноз. И все эти технологии вижу насквозь.

Концерты прошли, и я вернулся в Москву.

У меня были очень смутные представления по поводу того, чем мне заниматься в Москве. Я – эстрадный гипнотизер. Я, как мне кажется, просто ищущий и мыслящий человек. Чем я могу заниматься в огромном мегаполисе?

В Психологический Центр «Душа города» я попал благодаря знакомству с Александром Блинковым и Сергеем Болсуном. Александр – директор Института Клинического Гипноза. Сергей – гипнолог, и заместитель директора вышеназванного института. Это они привели меня в уютный, хорошо оборудованный Центр. Что мне делать в этом центре, я еще не знал. С Марией и Анной – обаятельными психологами, руководившими Центром, кажется, я быстро нашел общий язык. Мне всегда нравится взаимодействовать с понимающими, умными и адекватными людьми. Там же я познакомился со своей будущей ассистенткой и женой Ольгой.

У меня был значительный опыт работы на сцене в качестве эстрадного гипнотизера. У меня был небольшой телевизионный опыт, благодаря которому в России сформировалось определенное «имя».

Да, на своих живых концертах я обучал людей самогипнозу. В своей вступительной речи на концертах я иногда по часу рассказывал о гипнозе и саморегуляции. Но чем занимать людей в небольшом помещении, без сцены и зрительного зала на протяжении 15 часов, я не представлял.

Зрителей, которые приходят на концерты гипноз-шоу я представлял и представляю. А вот кто записывается на всякие семинары, посвященные психологии, личностному росту и прочему само- и гетерокопанию, я не представить не мог. Поэтому, перед первым своим семинаром в Москве, я волновался, как первокурсник на первом экзамене. Несмотря на свой опыт.

Сам я мероприятия подобного типа не посещал, и как они проводятся, представления не имел. Может, это и к лучшему.

Перед семинаром я заготовил какие-то шпаргалки, чтобы подглядывать, если вдруг забуду, о чем говорить надо. Безусловно, я многое мог рассказать об истории гипноза, об истории шаманизма, о новых направлениях в психотерапии и психопрофилактике, о различных «оккультных» и мистических школах, о взглядах на самогипноз и саморегуляцию: всё это было темами, в которых я, как рыба в воде, плавал всю свою жизнь.

На моем первом семинаре собрались интересные люди. С некоторыми из них меня впоследствии связали близкие, и даже дружеские взаимоотношения.

Семинар я начал неуверенно, постоянно пытаясь вспоминать «план проведения семинара», который я предварительно набросал и поглядывал в него, как в шпаргалку.

А потом, произошло то, что и должно было произойти. То же самое, что произошло в 1998 году на моем первом выступлении в качестве эстрадного гипнотизера: я включился!

Это невероятное ощущение знакомо многим творческим людям. Ощущение потока, который подхватывает вас и выбрасывает вашу суть за пределы тела. И вот вы уже наблюдаете всю ситуацию как будто бы со стороны. Вы видите со стороны себя, рассказывающего что-то, видите обстановку, людей сидящих перед вашим вещающим телом. Это ощущение знакомо мне с моего первого концерта. Откуда-то сверху я наблюдаю за говорящим Домбровским. А он уже не просто говорит! Его интонации, жесты, смысл произносимых слов – всё это образует какое-то чарующее, мистическое действо. Его настолько интересно слушать и воспринимать, что Наблюдатель зачаровано внимает, боясь вспугнуть непонятное Нечто. Речь льется сама, обволакивает мозг легким туманом, слова складываются в удивительно красивые метафоры, обороты и сравнения. Так интересно слушать!  Причем, на протяжении всего действа не покидает ощущение того, что я в этом процессе не участвую.

Возможно, это единственная моя способность, позволяющая мне делать то, что я делаю.

Что-то включается, я взмываю вверх и затем происходит магия: я зачаровано слушаю и наслаждаюсь спектаклем, который исполняется человеком, которого называют Дмитрий Домбровский.

На сегодняшний день я провел более 100 семинаров. Групповых и индивидуальных. Из них, я могу вспомнить два случая, когда я не мог «включиться». Страшное ощущение! Оба раза это состояние «не включения» длилось около 15 минут. Это самые тяжелые и неприятные минуты.

Я начинаю говорить, и обычно ожидаю, когда со мной произойдет ЭТО. И тут (дело было в Москве, в «Душе города») — я говорю, говорю, подбираю слова, составляю их в предложения, и… ничего не происходит! Я продолжаю говорить, слышу, ЧТО я говорю, чувствую, как всё скверно, натянуто и вяло, как в голосе появляются дрожащие нотки, которые я ненавижу, слышу банальные, неинтересные мысли, появляется нервозность…

Я жду и говорю. Ничего не происходит! Я слышу бред, который несу. Мне уже стыдно, и я теряюсь. Всё!

«Всё. Больше не могу. Продолжать больше нет смысла. Я не могу включиться!» – честно признаюсь я.  Участники семинара смотрят на меня в недоумении. Прошло 15 минут после начала наших занятий.

— Сегодня, вопреки традициям, мы начнем наш семинар с практических занятий. С гипно- медитации. Сейчас я раздам специальные повязки для глаз… — и так далее. Начав практическое упражнение, я почувствовал знакомую легкость в груди, легкий туман в голове и ощущение тотальной гармонии.

«Наконец-то!  Включился!»  В такие моменты всегда вспоминаю «Братьев Лаутензак» Фейхтвангера.

Мои «семинары», по сути, никакими семинарами не являются. Это название я использую по инерции, и только потому, что просто не представляю себе, как должны называться подобные мероприятия. Скорее, это действо больше похоже на моноспектакль. Точнее, на моноспектакль – импровизацию. Каждый раз – это абсолютно новый спектакль. И каждый раз я с удовольствием наблюдаю за происходящей магией.

Что касается различного рода семинаров, и моих семинаров в частности, я сторонник следующих соображений. Если вы приглашаете на встречу людей для того, чтобы передать им какую-то информацию, зачем эта встреча вообще нужна?! Любую информацию можно отыскать если не в интернете, то уж точно, в библиотеке.  Если у вас есть какие-то находки или авторские умозаключения, основанные на авторских же исследованиях, это можно описать либо в книге, либо на каком-нибудь интернет ресурсе. Да и вообще, может ли какая-нибудь, пусть даже самая новая и неожиданная информация сделать человека счастливее? Может ли приобретенная информация хоть как-то изменить вашу жизнь? Нет. Не может.

Информация – это не знание. Если вы прочитали сотни книг по психологии и психиатрии, еще не значит, что вы что-то понимаете в себе, в жизни и устройстве вселенной. Да, вы пополнили свой «инвентарный список», как это называл Карлос Кастанеда. Да, вы можете сойти за образованного эрудита в компании подобных вам людей. Но в ваших глазах нет огонька понимания! Огонька счастья. Так на кой чёрт нужны все эти эзотерические, философские, психотерапевтические, религиозные знания, если вы постоянно чем-то озабочены?! На кой чёрт, скажите на милость, посещать эти всевозможные семинары?! Чтобы кому-то похвастаться дипломом или порассыпать в пустой беседе наукообразными терминами?!

Видел я однажды таких «духовно развивающихся» людей. Жалкое зрелище. Сектанты!

Любая приверженность какой либо теории, какой либо концепции, каким либо взглядам – это в той или иной степени — сектантство.  И не важно, религиозная это концепция, научная, научно-мистическая, эзотерическая или бытовая. Это – сектантство!

Пока вы не ощутите на глубоком, не логико-вербальном, а другом, пока не очень знакомом вам   уровне, что вы живете в матрице – в мире концепций и описаний; в мире доказательств и объяснений; в мире, сотканном из слов – вы будете жителем матрицы, экспортирующей в ваш мозг мысли, концепции и описания.

Ваши новые, импортированные концепции и взгляды будут видоизменять эту матрицу, но вы всегда будете в ней, питая иллюзии по поводу «истины», «знаний» и всяческих «духовных развитий».

Всё, что я могу сделать на своих семинарах-моноспектаклях – это подтолкнуть вас к определенному состоянию сознания. Подтолкнуть вас к некой точке на краю, с которой вы, возможно, мельком что-то увидите. И это будет ваш опыт. Я не могу вас ничему научить! Я не могу вам ничего дать. У вас уже всё есть.

Дальше – уже ваш выбор.

До этого момента никакого выбора никогда у вас не было. Всё это иллюзии. Вы воспринимали мысли своими, хотя всегда это было не так. Вам всегда казалось, и будет казаться, что мысли возникают у вас в голове, что они ваши, и выводы всегда делаете вы сами. Это тоже иллюзия.

Все что я могу — это продемонстрировать вам ваши заблуждения. Так, чтобы вы их увидели. Не убедить вас в этом, не загрузить новыми «загрузками», а именно, чтобы вы увидели!


Семинар. Москва 2008


Как только абориген понимает, что в радиоприемнике нет маленьких человечков, запертых в пластмассовом корпусе, абориген делает шаг вперед. Все, что я могу для вас сделать – это пригласить к размышлению на другом, новом  для вас уровне. Это всё.

Увлекся я, однако…

В апреле, в возрасте 102 года в своем доме в Швейцарии скончался Альберт Хоффман — человек, подаривший миру ЛСД. По его словам, изобретенный им препарат сам он употреблял регулярно до 99 лет. Глядя на его выступление в честь собственного 100-летия, мне пришла в голову мысль, что Хоффман изобрел эликсир молодости, который, почему-то скрывают от человечества.

На мой первый семинар приехали Юра с Ирой. Супружеская пара из Латвии. Юра – человек, далекий от мистико-религиозной болтовни и эзотерических взглядов на жизнь. Прагматичный, с умом «технического склада», Юра косвенно знаком, практически, любому рижанину. Многие современные, сделавшие более удобной жизнь рижским автолюбителям дорожные развязки и эстакады, а также, скандально известный «Южный мост» через Даугаву – его рук дело. Точнее, его рук и его интеллекта.

Юре семинар очень понравился. Юра легко вошел в состояние «повышенного осознания». Мы с первых же минут семинара оказались в одном мистическом потоке. Со слов Юры, он был «просто в восторге!». Мы очень быстро подружились. У нас нашлось множество тем, которые интересовали нас обоих. И вскоре наше знакомство продолжилось.

Жил я между Москвой и Вильнюсом. В Москве проводил семинары, а в Вильнюсе отдыхал и восстанавливал силы в парке «Вингис».

Однажды солнечным майским днем я брел по парку «Вингис» в Вильнюсе. Эти прогулки имели, да и имеют для меня большое значение. Было тепло. Весна плавно перемещалась в лето. Мне позвонили из города Кирова.

— Мы хотим ехать в Перу. Именно с вами. На месяц, а может и больше.

— Но я…

— Мы очень хотим ехать в Перу именно с вами!

Связь была отвратительной. Разговор оборвался.

«Какого хрена я пытаюсь найти поводы, чтобы отказаться от поездки?!» — спросил меня кто-то голосом знакомой  ящерицы.

Через десять минут перезвонил телефон. И я дал свое согласие сопровождать группу из Кирова по Перу, Эквадору и Галапагосским островам.

В июне, на закате дня,  молодые, симпатичные,  добрые «акулы капиталистического мира» из Кирова рассуждали вслух о непонятных мне коммерческих сделках в пятидесяти метрах от реки Амазонки за час до церемонии Аяхуаска. Солнце раскрашивало облака фиолетово-оранжевыми мазками. Знаменитые амазонские закаты. Просыпалась вечерняя сельва. Влажный воздух наполнялся жужжанием насекомых и криками незнакомых птиц. Я пытался настроить всех на серьезный лад, но у меня это плохо получалось. Такое ощущение, что я нахожусь на планерке крупной строительной компании, и кто-то по ошибке расставил вокруг неуместные декорации.


Амазонка


Утром, Шаман дон Альберто меня ругал: «Деметрио!  Во время церемонии нельзя вставать, уходить, кричать, звать на помощь». Первая церемония прошла сложно. Ребята слишком легкомысленно отнеслись к процессу.

Впервые столкнулся с незнакомой доселе проблемой,  как потом оказалось, очень типичной. Типичной именно для людей из класса «состоятельных предпринимателей». Проблема эта – паранойя.

Раньше я не совсем понимал, почему в гипнотическое состояние, особенно в глубокие фазы достаточно легко входят люди обыкновенные, небогатые, что называется, самые простые обыватели, а вот бизнесмены, всякие там политики и «звезды» – входят в это состояние с большим трудом. Или, совсем не могут войти в глубокий (подчеркиваю: глубокий!) транс.

Всё дело в контроле. Если вам особо нечего терять («кроме цепей», разумеется), вы можете себя отпустить. Расслабиться, позволить мне разбавить ваш внутренний диалог своим, уйти понемногу в предлагаемые мной образы, растворить аналитический и критический барьеры, задремать под мою «колыбельную», в общем – уплыть в транс. У людей состоятельных есть маленькая проблема. Они об этой проблеме знают, они хотят справиться с ней, но у них, как правило, ничего не получается.

Эта проблема называется – контроль.  Интеллектуальный, аналитический контроль.  И если такому человеку необходимо войти в транс, и он хочет углубить этот транс, он может прилагать все усилия. Он может пытаться вам помогать в этом. Но на глубоком, ему самому уже недоступном подсознательном уровне, такой человек хочет «чуть-чуть» сохранить контроль над ситуацией. Нет, нет! Делает он это не специально! Ни в коем случае! Он действительно хочет «отдаться» и войти в транс. Просто, вся его предшествующая жизнь была основана на контроле.  И теперь «контроль» доминирует над всеми его психическими процессами.

Нельзя войти в транс, и чуть-чуть, совсем немного продолжать контролировать ситуацию. Нельзя пытаться углублять гипнотический транс, думая про себя, что «если вдруг начнут спрашивать пин-код кредитки, сразу же проснусь». Это невозможно! Нельзя быть чуть-чуть беременной. Нельзя быть чуть-чуть настороже в трансе. Увы. Это уже не транс.

Поэтому, за всю мою гипнологическую карьеру, среди порядка 20 000 загипнотизированных людей, не было ни одного миллиардера, крупного политика или раскрученной «звезды»! Почему? Они всегда хотят чуть-чуть контролировать. Они хотят войти в гипноз, но «как бы». Они всегда хотят «хорошо выглядеть». Они всегда боятся, что вдруг «он узнает пин-код или шифр».  Обычно всё это я объясняю состоятельным людям сразу. Я объясняю, что им будет мешать. Но в объяснениях, как правило, смысла никакого нет.

Аяхуаска – дело другое. Когда шаман налил вам 50 или 70 миллилитров магического отвара, вы выпили и стали ждать – все ваши, даже бессознательные попытки всё контролировать начинают растворяться. Контроль начинает разрушаться, и человек это осознает. И, безусловно, это пугает.

Вы же и с Аяхуаской собирались «поиграть» в контроль, не так ли? Но растение уводит вас все дальше и дальше, туда, где вдруг вы понимаете, что аналитический способ мышления невозможен. И тут вступает в игру последняя защита Ума. Паранойя.

Вам кажется, что всё это – «постанова». Что вас специально привезли в это место и дали что-то, чтобы вы расстались со своими честно и заработанными сбережениями. Вы понимаете, что контроль уходит, и начинаете паниковать. Паранойя – это полная убежденность, что вы в ловушке. Возникает паника. Со всеми вытекающими…

Однажды мне пришлось познакомиться с очень хорошим, обаятельным и состоятельным человеком.  В течение долгого времени я приезжал к нему домой и проводил сеансы. До меня этот человек проходил курс у очень уважаемого мной специалиста  — Жана Бекью.  Во Франции. Когда я спросил его: «Ну как?! Жан Беккио – это же невероятный авторитет?!» Ответ был таким: «Результат – ноль».

Я был ошеломлен! «Вряд ли я смогу сделать что-то, лучше, чем Жан Беккио» — сказал я. Я не хотел даже начинать, признаться.  «Будем продолжать наши занятия» — настоял мой клиент. Меня ему порекомендовали «серьезные люди».

Первые необычные ощущения пребывания в трансе он почувствовал только на десятом (!) сеансе. Я почти не удивился.

Экспедиция с группой из Кирова мне понравилась. Прежде всего, тем, что я отошел от своей обычной организационной схемы. До июня 2008 года, обычно я размещал на своем экспедиционном сайте объявление о наборе группы в новую экспедицию. Была указана точная дата начала экспедиции, был расписан маршрут, и была обозначена определенная фиксированная цена. Всё, как в обычном турагентстве.

На этот раз я предложил следующую схему: я предлагаю вам интересные места в Перу, Эквадоре и на Галапагосских островах. Предлагаю различные варианты «эктивитес» в этих местах. Предлагаю варианты гостиниц разного уровня, способы перемещения и время пребывания. Вы решаете, что вам интересно, что нет. На месте – мы импровизируем. Я вас сопровождаю даже в те места, в которых я сам ни разу не был.


Наска. Перу


Благодаря совещаниям с моими кировскими спутниками, благодаря ежедневной  корректировке маршрута, я впервые полетал над перуанской пустыней Наска и ее загадочными фигурами; посетил дикие, нетуристические города Перу и побывал на малопосещаемом острове Исла Исабелла на Галапагоссах. Путешествие в стиле Дзен мне понравился. Это самый лучший, как мне кажется, стиль путешествий. Без планов, без схем и без спешки.

Кактус Сан Педро произрастает в высокогорной части Перу, в Андах. Вы можете купить кактус Сан Педро любого размера  на любом базарчике в Куско. Сан Педро вы можете купить на базарах в Лиме, но если вы собираетесь в горы, в вашем багаже может оказаться лишний вес.

Итак: Куско. Мы купили на базаре, находящемся рядом с центральной площадью, несколько кактусов Сан Педро. На следующий день, в небольшом городке Агуас Кальентес,   я договорился с поваром, работающим в кухне гостиницы. Сан Педро варится в течение шести часов. Помешивать необходимо постоянно. Я заплатил повару 10 долларов за помешивания. Маги могут успокоиться: Мескалито дал добро.

Не завтракая, с утра, выпив по стакану Сан Педро (представляю сейчас лица псевдомагов!),  мы поднялись по серпантину ко входу в комплекс Мачу Пикчу.

Стоит ли рассказывать об ощущениях? Думаю, нет.

Мы стали детьми.

На Мачу Пикчу мы провели весь день. С Мачу Пикчу в Агуас Кальентес мы отправились с последним автобусом. Стемнело. В присутствии магии не сомневался никто.

Чтобы «заземлиться» — обычно используют алкоголь. Иногда, крепкий. Мы с Серегой побрели за ромом. По темным тихим улочкам Агуас Кальентес. Это городок со всех сторон окружен высокими лесистыми горами и скалами. Звездное небо – часть магии. Они яркие и сияющие.

Мы шли по единственной улице, в поисках магазина. Всё было закрыто, и мы шли всё дальше и дальше, удаляясь от гостиниц и домов. Городок крошечный – пройти весь Агуас Кальентес можно  минут за пятнадцать.

Было очень темно. Ночь была безлунная. Мы шли по проселочной дороге. Уже, видимо, за пределами городка мы уперлись в какую-то металлическую калитку, преградившую путь в горы. Остановились. Дальше пути не было.

И вдруг: вспышка. Как будто, кто-то щелкнул гигантским фотоаппаратом.

— Ты видел?

— Что это было?!

По всей площади горы стали вспыхивать и плавно гаснуть странные огни. Природа этого я вления была абсолютно не понятна. Это было что-то, явно не из этого мира. Огни вспыхивали и гасли очень медленно и странно. Учитывая размеры горы – гномы с фонариками исключались. Неприятный холодок  пробежал по спине. И отчетливое ощущение страха. Мне показалось, у нас обоих.

— Бежим? – негромко, но уверенно предложил я.

— Бежим! – поддержал Серега.

И мы рванули. Бежали быстро.

«Вы что, совсем охренели?!» — взволнованный, но такой спасительный голос Юли с балкона гостиничного номера. В конце концов, «если 10-15 минут отсутствия мужа вызывает такие неподдельные эмоции, значит это – любовь?» — подумал я.

— Где вы шлялись 4 часа?! – громко спрашивает  с балкона Юля

— Четыре часа?! Нас максимум, 15 минут не было! А ты кричишь! – парирует Серёга.

— Ты на часы-то посмотри! 4 утра уже! А вы когда ушли-то?! – явно не шутит  Юля.

«Дима, куда делись 4 часа моей жизни?!» — этот вопрос я слышал от Сереги периодически, в течение двух недель, вплоть до нашего расставания в международном  аэропорту.

Я не знал, что ответить и честно признавался: «Не знаю. От того, что мы будем париться по этому поводу, выстраивать версии, и делать выводы – истина не проявится».

Так вот до сих пор и живем. Не понимая, что произошло тогда, в Агуас Кальентес.

Вернувшись из экспедиции, я поехал в Латвию. В гости.

Юра, с которым я познакомился на своем первом семинаре в Москве, пригласил меня на стейки. Живет Юра на взморье, в двадцати километрах от Риги. Я приехал. Стейки  и пиво – это то, что может заземлить и сделать вас адекватным и социально адаптированным после мистических приключений в Перу и Эквадоре.

Вы знаете, каким  прекрасным бывает побережье Балтики в жаркие июльские дни?  Запах сосен, невидимого янтаря и прогретого до 18 градусов Балтийского моря можно собрать в букет, и долго им наслаждаться.

Две недели я катался на квадрацикле по песчаным дюнам. Я чувствовал себя настоящим мужчиной, я пил коньяк и пытался учиться говорить по-латышски.


Рижское взморье


Ира, супруга Юры, знает секрет приготовления ароматных и нежных стейков. Чудесные летние вечера на взморье.

В августе мы с Юрой решили отправиться  в Амстердам. На поиски. На поиски Духа.

В Амстердаме, точнее в его живописном, окруженном природой пригороде,  мы сняли просторный хаусбот. Это такая комфортабельная плавающая по воде гостиница. На якоре.

Почти яхта. Или вилла на воде?

Это было еще то время, когда в амстердамских Смарт-Шопах можно было купить свежие, отборные экземпляры Строфарии Кюбенсис.  Безусловно, это был яркий шаманский опыт. Прежде всего, для Юры.

Контакт был установлен. Связь с миром магии налажена.

Вернувшись в Латвию в конце лета, я узнал, что один из популярных телеканалов Латвии и Эстонии (ТВ 3) с осени 2008 года собирается транслировать «Гипноз на ТНТ». Популярный прибалтийский телеканал купил у ТНТ программу «Гипноз».

«Второй виток популярности» — подумал я.


ХаусБоут


Наташа приехала на рижское взморье в дом Юры поздно вечером. Наташа – это Юрина родственница. И, по совместительству — талантливый администратор, маркетолог, пиар менеджер и просто хороший человек.  Почему бы в Риге не организовать концерты гипноз-шоу? Это — вполне осуществимо. Сказано, сделано. Я даже придумал слоган ко всей кампании: «Не ждите чудес. Творите их!» Наташе понравилось.

Гиперактивность Наташи поначалу немного утомляла. Уже через два дня начался достаточно изнурительный двухмесячный пиар марафон. На этот период я поселился в Риге.

Ежедневные интервью латвийским газетам и журналам, прямые эфиры на радиостанциях, встречи с журналистами, различные пиар акции – всё это организовывала Наташа. На начало октября был арендован Дом Конгрессов в центре Риги. На два дня. В зале 800 мест. Ставилась задача сделать два аншлага. При таком грамотном подходе, разумеется, задача была успешно выполнена.

Такого количества интервью за такой короткий промежуток времени я не давал ни разу в своей жизни. Вдобавок, начались эфиры «Гипноза на ТНТ». Думаю, нетрудно понять, что по Риге спокойно перемещаться я не мог. Мое лицо постоянно мелькало  во всех газетах, журналах. Мое лицо мелькало по телевизору. Мой голос периодически слышался в различных радиоэфирах.

1-го сентября я чудесно выступил в одном из значимых  латвийских ВУЗов. Был аншлаг и успех. Мероприятие было благотворительным.

В один из дней мы с Наташей договорились о встрече с генеральным директором телеканала ТВ3. Нас встретила милая, обаятельная женщина, прекрасно говорившая по-русски, с милым моему уху латышским акцентом.


Рига. Латвия


– Байба, генеральный директор — представилась женщина.

Разговор начал я.

– Мне очень приятно, что латвийский зритель увидит интересную программу с моим участием. Но, как мне кажется, возникнет проблема. Та же, что и в России. У вас не будет рейтингов.

– Почему?! – не поверила Байба

– Люди не будут верить! Люди будут думать, что всё, что показывается на экране – это сплошная подстава. Уже с третьего – четвертого выпуска программу перестанут смотреть.

– Что вы говорите?! Неужели людям в России не интересно было смотреть такую интересную программу?!

– Увы, в гипноз обыватель не верит. Как оказалось. Но, кажется, мы знаем, как можно спасти ситуацию. Представьте, что перед каждым эфиром телеканал будет настаивать на том, что «всё, что вы сейчас увидите – это всё — абсолютная правда. А если вы сомневаетесь, то Дмитрий Домбровский покажет все эти номера в живую. На живом концерте с участием зрителей, который состоится тогда-то в Доме Конгрессов». Я лично вам обещаю, что покажу все, что показывается в «Гипноз на ТНТ» живьем. Кстати, пользуясь случаем, приглашаю вас на свой концерт…

Наташа тут же протянула красивые пригласительные.

Идея помочь друг другу понравилась Байбе Зузене. Мы договорились о том, что сделаем рекламный ролик сами, а канал наш ролик будет крутить несколько раз в день. Так мы получили мощную рекламную поддержку от самого телеканала. Практически, бесплатно.

В магазинах, в кафе и ресторанах, в парикмахерских и просто на улицах меня узнавали, подходили, что-то спрашивали. Раздавать автографы я привык. Наташа – гениальный продюсер. В Риге меня узнавали  почти все прохожие. Концерты были обречены на успех.

При этом я успевал наведываться в Москву. В «Душе города» я продолжал проводить семинары. Я стал понимать свою аудиторию. Понемногу из семинаров исчезала «вода». Мне становилось понятно, что самое главное – не загрузка информацией, а донесение сути. Раскрытие особого состояния, которое приводит слушателя к Пониманию именно себя. Мои моноспектакли – семинары становились всё качественнее и интереснее. Постепенно, алмаз семинаров превращался в тонко ограненный бриллиант. И мне это очень нравилось.

Частенько я жил в доме у Юры. В 20 километрах от Риги, в  сосновом лесу, рядом  Балтийским морем, прогревшимся к концу августа до 20 градусов. Однажды мы вместе посмотрели по телевизору документальный фильм о феноменах человеческой психики. Кажется, на канале ТНТ. В фильме, в том числе рассказывалось о необычном человеке, который усилием мысли, или взгляда перемещает предметы. Явление называется телекинезом. Герой перемещал взглядом оранжевые шарики для пинг-понга по воде.

— Что ты думаешь об этом? Как он это делает? Ведь видно же, что не фокус? – спросил меня Юра.

— Я думаю, что миллионы телезрителей сейчас  удивляются увиденному, так же как ты. И, поверь, Юра: никто из них никогда даже не попробует сделать то же самое! Люди абсолютно не верят в свои невероятные способности. Ты же прекрасно входишь в Особое Состояние! Но даже ты удивляешься и не веришь себе. И тебе никогда в голову не придет попробовать сделать то, что делал этот мужик…

Через месяц я шел в Москве по улице Русаковской, в направлении «Бородино Плаза». Там располагался Центр «Душа города». Я шел проводить свой очередной семинар по самогипнозу. Зазвонил телефон. В трубке я услышал взволнованный голос Юры:

— Дима! Ты не поверишь! Я вчера взглядом двигал шарик по воде! Случайности исключены! Я могу двигать его в любом направлении! Это невероятно!!!

— Юра! Это конечно здорово! Даже трудно поверить! А ты видео можешь снять, как ты это делаешь?

— Без проблем!

Через день Юра опубликовал в своем блоге LiveInternet видео. Если честно, я был в шоке! Не то, чтобы я не верил в эти вещи. Просто из моих знакомых и друзей никто этого не делал до этого. Видео до сих пор хранится на блоге в разделе «Истина».

После того, как Юра опубликовал этот ролик, среди моих знакомых начался телекинетический бум. Что самое поразительное, получалось практически, у всех.  Не обошло стороной это увлечение и меня. Я купил оранжевый шарик. Наполнил большую кастрюлю водой. Накрыл стеклянной посудиной, чтобы избежать случайных дуновений. Стал смотреть на шарик…

Мучился я часа 2. Звонил Юре. Консультировался. Юра объяснял:

— Главное – не напрягайся. Главное – войди в состояние безмыслия, останови «внутренний диалог» и «увидь», что шарик плывет. Просто, поверь в это!

На третий час что-то внутри щелкнуло. Что-то произошло. Я увидел, как шарик медленно плывет туда, куда я его мысленно отправлял. Уау! Я мысленно влиял на материальный объект. А раз так, значит, ментальная энергия принимает участие в формировании атомарной реальности! Этот эксперимент дорогого стоит! Для понимающих.

Когда я рассказал эту историю Павлу Лобкову, который привез Марка Тишмана в «Душу города» для того, чтобы снять «загипнотизированную звезду», известный научпоповский документалист сказал:

— Дмитрий! Не рассказывайте мне чепухи. Я физик, вообще-то. У меня техническое образование. Всё, о чем вы мне рассказываете – полная ерунда!


Плакат. Латвия 2008


Поэтому, когда на своих семинарах я рассказываю об этом случае, и предлагаю людям поэкспериментировать с телекинезом дома, я всегда добавляю:

«Никогда ничего никому не демонстрируйте. Никому ничего не надо доказывать. Делайте  всё исключительно для себя. Это и есть – залог успеха».

43 день моего рождения я отмечал в Риге. В честь дня моего рождения Юра подарил мне гитару. А я пообещал ему записать компакт диск со своими песнями.

(продолжение следует)

Фотоальбомы 2007-2008 годов:

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

АНАТОМИЯ СЧАСТЬЯ. Автобиография 2006

Автобиография Дмитрия Домбровского (фрагмент). Текст 2006 года. Полный текст здесь http://domdao.ru/category/autobio/ Никогда в жизни я не ставил перед собой целей. Уже в детстве, в школе, я интуитивн

Comments


bottom of page