top of page

История будущего. Тим Лири

Если вы приняли и поняли эту книгу — можете считать себя постличиночным человеком. Однако, наши поздравления мы вынуждены совместить с предупреждением: вы должны быть очень осторожны при общении с личиночными людьми. Инфо-психология считает, что личиночный человек существует в реальности, определяемой четырьмя выживательными импринтами. Хотя его мозг воспринимает сто миллионов импульсов в секунду, повседневное сознание ограничено сигналами, поступающими с одной из четырех импринтированных игровых досок. Сырой водоворот неотфильтрованной реальности расценивается ими как фоновый шум.

Вы не представляете интереса для личиночного человека, вы для него вообще не существуете, пока не зацепитесь за его ограниченный остров реальности и не начнете принимать-передавать в узкой полосе частот его мозга. Пока ваше поведение не начнет представлять для него возможную пользу или угрозу его: клеточному благополучию,эмоционально-иерархическому статусу,игре артефактного манипулирования,социополовой безопасности; общественной уверенности.

Все личиночные взаимодействия являются инструментами четырех видов выживательной деятельности. Личиночные люди отлично приспособлены к этому ограниченному четырехканальному общению — в каждом стимуле они автоматически отыскивают выживательные значения и автоматически реагируют на соответствующие сигналы от других.

Личиночное общение происходит в пределах четырех систем, некоторые из которых понимаются всем видом в целом, некоторые — ограничены членами одной и той же культурной группы.

Личиночные люди не любят воспринимать информацию, исключая те случаи, когда факты согласуются с системой реальности их Третьего Контура и доставляют немедленное вознаграждение их эмоциональному статусу. Демократы были рады услышать факты о Никсоне (Уотергейт), но те же факты вызвали раздражение и неприятие у республиканцев.

Личиночные люди соглашаются изучать новые символы только при наличии достаточной мотивации образования новых связей, укрепляющих уже сложившиеся системы или обещающие эмоциональное вознаграждение. Личиночные люди яростно сопротивляются новым символам, требующим изменений в их системе ассоциаций. Это нежелание учиться не связано с психологией; оно нейрологично и биохимично. Новые идеи требуют изменения в системе ценностей, вызывая в буквальном смысле «головную боль».

Общение с личиночным человеком предполагает построение сети ассоциаций. Вы (в буквальном смысле!) должны привязывать каждую новую идею к уже существующей нервной связи. Выйдя из детского возраста, личиночные люди уже практически не изучают новые символьные системы. Они просто дополняют их понятиями, тесно связанными с уже существующим импринтом, или переводят новые символы на их язык. Этим объясняется факт, что для понимания новой идеи требуется смена минимум одного поколения.

В общении с личиночными людьми особенно важно помнить, что для постличиночных процессов сегодня существует еще очень мало символов. Нельзя общаться с гусеницами на языке бабочек.

Большинство личиночных людей живет в страхе быть замеченным в чем-либо грешном или «плохом». Для поддержания чувства социального одобрения им необходима постоянная поддержка. Разговоры с личиночными людьми на половые, философские и этические темы — чрезвычайно опасная почва. Лицемерие, бессознательная мотивация, иррациональный парадокс, потребность в одобрении и страх позора доминируют в любом обсуждении философии-религии.

Символы Контура 3, не согласующиеся с импринтированными системами личиночных людей, вызывают у них скуку и поэтому часто отфильтровываются. «Чуждые» же моральные символы или типы поведения Контура 4 вызывают проявления страсти и даже насилия. Эта фобия является причиной болезненной реакции, когда постличиночный человек пытается обсуждать некоторые положения инфо-психологии с обывателем.

Причины этой философской фобии: Личинки не знают, откуда произошла жизнь, куда она идет и почему. Их, таким образом, пугает их смертность. Каждый личиночный принимает шаткую психологию жизни-и-смерти, в которую на самом деле не верит. В этом — причина раздражения и паники, которые возникают каждый раз, когда этому основному лицемерию угрожает научная дискуссия о происхождении жизни и ее направлении. «Лютеранская церковь всегда основывалась на Библии, — объясняет Фил Бэк, менеджер местной компании по производству красок и суперинтендант церковной воскресной школы. — Если ставить это под вопрос, к чему мы придем? Если для того, чтобы сесть и понять «Книгу Бытия», мне нужно иметь такое образование, почему Бог позволил Лютеру изложить ее на человеческом языке?»(Журнал «Тайм») Личинки являются рабами-роботами ДНК. Их слепой труд направлен на сохранение вида, выращивание потомства, создание условий для воспитания молодых и передачи культурных выживательных схем. Любое обсуждение, затрагивающее вопрос роботизма или угрожающее ему, воспринимается ими чрезвычайно болезненно. Личиночный человек не переносит проникновения в область неопределенного. Проявление и подавление полового поведения связано со страхом, так как оргазм и слияние семени с яйцеклеткой должны сопровождаться последующим выращиванием потомства.

При общении с личиночными людьми необходимо понимать, что обсуждение вопросов, связанных с жизнью, смертью, философскими категориями, выращиванием детей и сексуальностью является сугубо индивидуалистическим. Реакции могут быть непредвиденными, в зависимости от интимности и безопасности ситуации.

Постличиночные люди, конечно же, думают в основном только о том, что происходит после отключения личиночных импринтов. Они поглощены общением со своим телом, мозгом, ДНК. Постличиночные люди испускают вибрации, которые иногда тревожат простолюдинов, а иногда толкают их на временное отступление от философских репрессий.

Постличиночные обычно веселы, эротичны, релятивистичны и философски вызывающи. Простолюдины бессознательно распознают их в своих рядах. Поэтому следует быть точным и осторожным, общаясь с личиночными людьми. Не стоит провоцировать простолюдинов, выдавая слишком много истин. Во время философской дискуссии с постличиночными они могут проявлять временный энтузиазм, делиться сомнениями в своих космологиях, принимать этические относительности и даже высказывать стремление к путешествиям по инфо- и гипермирам. Еще одной их вольностью будет мечта избежать смерти. Постличиночный собеседник должен действовать осторожно и избегать любой открытой или неявной критики ценностей простолюдинов. Необходимо помнить, что для личиночного астрономия и генетика связаны с этическими моментами Контура 4, что угрожает потерей морального одобрения.

Обсуждать инфо-психологию с личиночным человеком — все равно, что обсуждать сексуальный опыт с ребенком. Он просто не может понять новую реальность, так как его нервные контуры еще не включены. И он может обвинить вас в философском «совращении малолетних».

Рано или поздно личиночный человек осознает, что после возбуждающего полета мысли ему все же придется остаться на земле. В этот момент он может стать страстным моралистом, обвинить в черствости по отношению к человеческому страданию, антигуманизме, эскапизме и даже в дьявольщине.

Бессмертные не должны ранить чувствительность смертных. В частности, необходимо быть дипломатичным при обсуждении будущей эволюции человеческого вида. Личиночные люди на самом деле верят, что эволюция уже достигла своей кульминации в homo sapiens! Идеи Контура 7, предполагающие, что эволюция находится лишь на середине пути, что человек — зародышевый этап, что из сегодняшнего генофонда в будущем возникнет множество новых, высших видов, особенно оскорбляют гордость личинок.

Писатели-фантасты и астрономы часто обращались к проблемам общения между людьми и межзвездными сущностями. Эта проблема более не является академической. Это происходит. Данная книга является примером.

Некоторые утверждают, что Постличиночная Эпоха началась в 1926 году, когда группа немецких мечтателей создала Ассоциацию Пространственных Путешествий. АПП проводила собрания, публиковала исследовательские работы и производила эксперименты с ракетами. Не добившись поддержки правительства, ее члены трудились с бескорыстной самоотверженностью средневекового алхимического братства. После прихода к власти Гитлера эта ассоциация была распущена. Целью АПП было создание химических веществ, необходимых для придания ракете второй космической скорости. Эту цель переняли нацисты, использовавшие ракеты Фау-1 и Фау-2 по личиночным соображениям.

В это же время физики-ядерщики пытались найти способ расщепления атома. Успех алхимической группы Ферми в Чикаго можно рассматривать в качестве очередной эволюционной вехи. Расщепление атома урана дало источник энергии, достаточный для приведения в движение межзвездных ракет, появление которых можно было ожидать после появления примитивных ракет фон Брауна, использовавших химическое топливо.

Нейрологическая революция 60-х привела к возникновению биологической аналогии теории Эйнштейна. Принципы инфо-психологии впервые были изложены (1963 год) в работе с загадочным названием «Религиозный опыт — постижение и толкование». В этой работе, которую издавали огромными тиражами и включали в многочисленные сборники, в точности предсказано, что языки и перспективы науки лягут в основу теологии, онтологии и космологии будущего, а также в систематические Основы инфо-психологии, за исключением идеи о неизбежности миграции.

Захват военными ведомствами разработок в ядерной энергии, электронике и исследованиях ракетной техники блокировали межзвездную перспективу и вызвали последующее крушение иллюзий, связанных с наукой (60-е годы). Это привело многих к популярности неопределенного императива «смотреть в себя». Увлечения восточным квиетизмом, шаманизмом и йогой привели к систематическому антиинтеллектуализму, намеренной тупости, мягкой, улыбающейся и безвольной отрешенности, персонифицированной как «Хиппи» (Стадия 13) и «Йог» (Стадия 14).

«Хиппи» и «Йог-инженер-своего-тела» — первые две из двенадцати постземных стадий, переходные стадии «бескрылых бабочек», избавившихся от земных привязанностей и символов. Земля с гравитацией в один G и ее выживательные шаблоны более не являются «реальными». Адепт хиппи, дзэн и йоги больше не проявляет рефлекторных реакций на сигналы эмоционального статуса, не стремится к успеху и не подвержен влиянию систем добродетель-позор, при помощи которых общество роботизирует своих членов, Однако, он еще не достиг полного владения только что проснувшимися контурами. Настоящий постличиночный человек бесстыден.

Слово «хиппи» — общее название для первых постличиночных стадий, относящееся к тем, кто генетически (зодиакальный тип), нейрологически (импринт) или исторически попал в ловушку пассивно-восприимчивых образов жизни.

Первое поколение после Хиросимы дало миру миллионы дзэн-хиппи, которые опередили в развитии обывателей, но не осознали, что являются новой формацией. Эта проблема в некоторой степени относится к исторической лингвистике. В примитивной психологии для описания потусторонних, внеземных переживаний существуют языки и символы только одного типа — «личиночного религиозного». Новая реальность символизируется неясными, мистическими понятиями.

Возникает коммуникационный вакуум. С одной стороны, хиппи, йог или тантрист осознает, что он чего-то достиг в своем развитии. С другой стороны, пятиконтурный человек, освободившись от личиночных символов, бесцельно шатается, хватаясь за любую трансцендентальную соломинку — магию, оккультизм, песнопения, ведьмовство, телепатию, гуруизм, мистическое христианство, хасидизм, экспериментальный евангелизм и бесконечные варианты восточного шарлатанства.

Эту ловушку тела-сознания и сенсорного консумеризма хорошо описывает Федерико Феллини: Люди теряют веру в будущее. Наше [личиночное] образование, к сожалению, сформировало нас для жизни, которая всегда была направлена на определенные достижения — школа, военная служба, карьера и, в качестве великого финала, встреча с небесным Отцом. Однако теперь, когда наше завтра более не появляется в этой оптимистической перспективе, нас не покидает чувство бессилия и страха. Люди, более не верящие в «лучшее завтра», логически склоняются к отчаянному эгоизму. Они поглощены защитой, если необходимо — жестокой, своих небольших личных достижений, своего маленького тела, своих маленьких чувственных аппетитов. Это кажется мне наиболее опасной чертой конца двадцатого века.

Четырехконтурные личности, бесцельно блуждающие, свободные от земных импринтов, но не имеющие ни словаря, ни методологии для дальнейшего движения, возвращаются назад к личиночным концепциям трансцендентного. Эти концепции напоминают фантазии гусеницы на тему постличиночной жизни.

Из книги Тимоти Лири «История будущего»

0 комментариев

Недавние посты

Смотреть все

Commentaires


bottom of page